Главные фильмы недели: «Перестрілка», «Пастка» и «Моя дівчина — монстр»

Share

27 апреля 2017 года должно стать красной датой у украинского кинозрителя. Это день неожиданных киноподарков и предвестник того, что к нам постепенно перестают привозить откровенный хлам, приобретенный прокатчиками на сдачу. В прокат выходят сразу несколько интересных фильмов, которые в прежние годы могли бы запросто не попасть на экраны кинотеатров в Украине. Это «Перестрілка» (Free Fire) Бена Уитли, «Пастка» (Get Out) Джордана Пила и «Моя дівчина — монстр» (Colossal) Начо Вигалондо

Перестрілка (Free Fire) Бена Уитли

Если очень коротко: У «Перестрелки» есть все, чтобы впоследствии стать культовым кино

Бен Уитли — пока малоизвестный в Украине автор. В прошлом году «Высотка» стал первым фильмом этого британца, попавшим в украинский прокат. Это тягучее и вместе с тем сумбурное упражнение в стиле вряд ли принесло британскому режиссеру большое количество поклонников. «Перестрелка» может это исправить.

Уитли — представитель нового поколения режиссеров, для которых не существует разницы между «высоким» авторским кино и «низким» жанровым — им присуща любовь к фильмам из разных вселенных. У Уитли, например, среди любимых фильмов советский «Иди и смотри» спокойно располагается рядом с «Терминатором». Именно так он и снимает — без всяких ограничений и обращаясь к разнородным темам. Его фильмы (если быть точнее — пары Бена Уитли и Эми Джамп, постоянного соавтора сценария и монтажера его фильмов) одинаково похожи на все сразу, но авторский почерк в них вполне узнаваем.

«Перестрелка»— удачный пример мизантропической комедии, которой удается насмешить и не наскучить. Он компактен, динамичен и его выстрелы в большинстве своем попадают в цель

Его герои умеют вызывать эмоции — от легкого раздражения до гадливого отвращения, но только не сочувствие и симпатию. Сардонический юмор и та легкость, с которой он начинает кромсать своих героев, выдает в режиссере человека, который не очень верит в людей и не слишком их любит. В «Перестрелке» с нежным человеколюбием Уитли все в порядке, но его энергия наконец-то направлена в мирное русло циничной комедии о человеческих пороках под непрерывный аккомпанемент стрельбы. И здесь таланты автора оказываются более чем уместны.

Комедии, как правило, высмеивают наихудшие черты людей. В этом смысле «Перестрелка» — пример почти выдающийся. Здесь герои жадны, тупы, мстительны и самодовольны. Конечно, не все герои обладают сразу всеми этими качествами, да и выясняется это только по ходу фильма.

[slideshow_deploy id=’4324′]

 

«Перестрелка» — кино о последствиях одной неудачной сделки по покупке оружия на заброшенном бостонском складе в 70-е годы. Благодаря выдающемуся кретинизму некоторых участников сделки она быстро превращается в перестрелку, стороны которой почти сразу перестают отличать союзников от врагов, но это их не останавливает. Большую часть фильма герои будут изобретательно проделывать друг в друге все новые и новые дырки, не забывая отпускать по этому поводу злорадные шутки, но это не делает фильм ни бессмысленным, ни унылым. Тут есть своя драматургия, а ритм удачно поддерживается как поворотами, так и повторениями. Уитли умеет работать с актерами, а те, в свою очередь, явно получают удовольствие от своих ролей.

Этот фильм — очень удачный пример мизантропической комедии, которой удается насмешить и не наскучить одинаково хорошо. Он компактен, динамичен и его выстрелы в большинстве своем попадают в цель. У «Перестрелки» есть все, чтобы впоследствии стать культовым кино.

Пастка (Get Out) Джордана Пила

Если очень коротко: Крепкое жанровое кино. Здесь не пугают, выпрыгивая из-за угла, и нет ультранасилия. Забраться вам в голову оно попытается другим способом

«Западня» — второй приятный прокатный сюрприз, который бы ни за что не дошел до нас, если бы не его сумасшедший успех в США, обновивший сразу два мировых рекорда прокатных сборов. Теперь это самый кассовый фильм в США, снятый темнокожим режиссером, и самый кассовый дебютный фильм в истории. Это еще один проект продюсерского гения Джейсона Блума, под крылом которого было создано много малобюджетных хитов за последние десять лет («Паранормальная реальность», «Одержимость», «Судная ночь»).

При всех жестких бюджетных ограничениях, которые фильм ставит автору, Блум выгодно отличается от подобных жанровых магнатов 70–80-х годов тем, что практически не вмешивается в творческий процесс и дает возможность высказаться режиссеру с оригинальной идеей.

«Пастка» — именно такой случай. Если рассматривать его как жанровое кино, то он вызывает множество ассоциаций с другими фильмами. Но действительно уникальным фильм делает то, сквозь какую проблему он рассказан.

В каком-то смысле весь фильм — большой обман, рассчитанный на инертность зрителя. Когда же все маски сорваны, «Пастка» действительно оказывается расовым хоррором в неожиданно современном ключе

Фильм начинается с обыденной вещи — поездки девушки и парня к ее родителям в загородный дом на уик-энд. Но герой, фотограф Крис, слишком озабочен неосведомленностью родителей девушки о том, что он темнокожий. И радость от встречи, и либерализм родителей («Обама — лучший президент») нисколько не отвлекут внимание Криса от того, что в доме темнокожие слуги, а восхищение его расой носит подчеркнутый характер. Как подсказывает не совсем удачное прокатное название фильма — это западня, но к счастью, даже этим наши локализаторы оказались не способны испортить просмотр, потому что настоящая неожиданность спрятана глубже в сюжете.

Пожалуй, одним из главных достоинств фильма является то, что его главный поворот будет абсолютно неожиданным, и этот поворот совсем не туда. Повышенная осмотрительность Криса и замечаемые им тревожные знаки, указывающие на обманчивость загородной идиллии, уводят от того, что нас ждет позже.

[slideshow_deploy id=’4340′]

В каком-то смысле вся «Пастка» до определенного момента — одна сплошная «красная селедка» (red herring — специально отвлекающий маневр), большой обман, рассчитанный на инертность зрителя. Когда же все маски сорваны, фильм действительно оказывается расовым хоррором в неожиданно современном ключе. На родине автора о фильме пишут как о сатире на либеральный белый расизм, но с большого расстояния его можно понять и как саркастическую раздачу подзатыльников всем — и черным, и белым.

Если оставить этот вопрос в стороне, то перед нами крепкое жанровое кино. Оно удачно вплетает злободневные вопросы в свою ткань и за счет этого способно удержать внимание зрителя, до конца оставаясь интересным. Здесь не пугают, выпрыгивая из-за угла, и нет ультранасилия. Забраться вам в голову оно попытается другим способом.

Моя дівчина — монстр (Colossal) Начо Вигалондо

Если очень коротко: одна из самых оригинальных разборок между монстрами в причудливом фильме про человеческие отношения

Кто к нам действительно попал чудом, так это Начо Вигалондо и его новая работа «Моя дівчина — монстр» (Collossal). Этот испанец стал известным уже после дебютной ленты «Хронопреступления» (Los cronocrímenesб 2007), которая стала примером того, как можно сделать захватывающий фильм про путешествия во времени с мизерным бюджетом. Вигалондо и в дальнейшем предпочитал истории в фантастическом антураже, который позволял делать фильму дичайшие сюжетные выверты, но в фокусе держал прежде всего человека. В новом фильме Вигалондо в столице Южной Кореи бушует огромное чудовище, но центр фильма находится в маленьком городке в Нью-Джерси.

Гигантский монстр возникает в Сеуле в первой же сцене фильма, чтобы посмотреть в глаза девочке, которая ищет с мамой на лужайке потерянную днём куклу, и пропасть. Главная героиня фильма Глория (Энн Хэтэуэй) уже год не может найти работу и приходит домой только чтобы протрезветь и отоспаться после очередной вечеринки. Ее выгоняет бойфренд, и она направляется в ныне пустующий дом родителей в пригороде Нью-Джерси. Там встречает бывшего одноклассника (Джейсон Судейкис), владеющего баром. Так что алкоголь из её жизни не исчезает, а намерение что-то сделать со своей жизнью быстро выветривается за полуночными посиделками с новыми и старыми знакомыми.

Это история про мелочи, порождённые скверным характером, которые вырастают в большие проблемы

Тем временем в Сеуле появляется гигантский монстр. Он выглядит как Годзилла курильщика – шагает нетвёрдым шагом, круша здания города, и ведёт себя неадекватно даже в качестве гигантского монстра. На выяснение как именно связаны Глория и события в Сеуле у неё уходит не так много времени, даже несмотря на постоянный похмельный синдром. Удивительно, но монстр в точности повторяет её движения в определённое время и в определённом месте. А потом появится второй монстр.

[slideshow_deploy id=’4421′]

 

Кажется, что масштабировав проблемы главной героини до размеров гигантской твари и сделав так, что от её трезвости и адекватности зависят сотни жизней, фильм окажется ещё одной морализаторской басней. Но Вигалондо мало интересуют отношения людей со своими внутренними демонами, даже если они живописно врезаются в небоскрёбы. Гораздо интересны они во взаимодействии с другими людьми.

Это история про мелочи, порождённые скверным характером, которые вырастают в большие проблемы. «Моя дівчина» отказывается от любой возможности стать нормальным фильмом и идёт своей очень странной дорогой. Он смешной, но это совсем не комедия, его фантастическая предпосылка – лишь метод для вскрытия человеческих черт, а его итог вызывает восхищение фантазией автора и одновременно острое чувство несовершенства человеческой природы.


 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сергей Ксаверов