Meet Venya Son: Украинский иллюстратор и граффити-райтер

Venya Son — 23-летний художник-иллюстратор из Киева, живущий в Барселоне. Он сотрудничал с Nike, Montana Colors и Syndicate Original, а его работы были представлены на выставках в Австралии, Испании, Франции и США

«В Украине раньше никто особо не интересовался современной иллюстрацией, а сами иллюстраторы работали больше над книгами для детей – в общем, над классическими темами. На самом деле, иллюстрация тесно соприкасается с дизайном. И люди теперь понимают, что ее можно использовать в самых разных сферах.

Я уже года два как зарабатываю на жизнь своим творчеством. Сначала было тяжело, потому что сразу классно рисовать не получается.  Этому нужно посвятить довольно много времени, которое не оплачивается. Думаю, у художника все же должна быть финансовая поддержка со стороны, какой-то фундамент. Потом ты постепенно начнешь собирать портфолио, люди о тебе узнают и уже тогда появляется работа.

ОБ ОБРАЗОВАНИИ

Сначала я получил степень бакалавра в КПИ по специальности «изобразительное искусство», а на специалиста поехал учиться в Университет дизайна в Барселоне. В отличие от КПИ, где много общеобразовательных предметов, там весь упор был сделан на специализированные занятия. Первый год в Барселоне я учился иллюстрации, потом анимации персонажей. Мой стиль соприкасается с мультиками и, думаю, мог бы заиграть новыми красками. К тому же, анимация теперь востребована и если знаешь как ее создавать, без работы не останешься.

Акварель — не для меня. Это трудоемкий процесс, надо долго сидеть. А я люблю рисовать быстро. Маркер, акрил, баллончик — они быстро сохнут.

О ГРАФФИТИ

Sbitwo — мой никнейм как граффити-райтера. Граффити я часто рисую нелегально, поэтому, чтобы не палиться, приходится выступать не как Venya Son, а под другим именем. Я им пользуюсь с 12 лет. Само имя Sbitwo ничего не означает, мне просто нравились буквы — S, B, I. Сначала писал их, а потом добавил двойку. Все в городе писали слова с единичкой в конце — one. Я же решил, что не буду как все, и добавлю two.

Корни использования цифр в именах уходят в классику граффити. В 1960-х в Нью-Йорке был популярный граффитчик Taki 183. Taki — сокращение от греческого имени Dimitraki, данного ему при рождении, а 183 — номер улицы, на которой он жил. В те времена Taki 183 был тинейджером и тегал свое имя, где только мог. Это породило множество подражателей с цифрами: Joe 136 и так далее (об этом можно прочитать подробнее в статье New York Times 1971 года, посвященной Taki 183прим. DTF Magazine).

District control #sbitwo #krink @krinknyc

Публикация от Sbitwo 044 (@venyason)

Why I can’t stop ? #sbitwo

Публикация от Sbitwo 044 (@venyason)

Стиль, в котором рисую, называется lowbrow («крестный отец» lowbrow Роберт Уильямс дал такое название стилю в противовес слову highbrow, которое в английском языке означает «интеллектуальный»; стиль lowbrow также известен как поп-сюрреализм — прим. DTF Magazine). Он не академический, не «высокий». С другой стороны, он набирает популярность, особенно среди молодежи.

Друзья-иллюстраторы и уличные художники, с которыми мы выходим на улицы рисовать, часто на меня ругаются, потому что я в основном использую шрифты и редко делаю картинки. Дело в том, что я разделяю иллюстрацию и граффити. Иллюстрация, в отличие от граффити, у меня коммерческая. Я порядком устаю от нее. Хочется иногда рисовать не заморачиваясь.

Que pasa con @nachoeterno #graff #venyason #nachoeterno #barcelona #weouthere

Публикация от Sbitwo 044 (@venyason)

 

О СОТРУДНИЧЕСТВЕ С NIKE

С Nike странно получилось. Мне позвонили за день до, особо времени на подготовку не было, а референс — просто картинки новых моделей кроссовок Air Max. Спрашиваю: «Что рисовать?» и получаю ответ: «Да что хочешь!». Я нервничал, ни одного эскиза нет, а это же для Nike, все серьезно! Потом собрался с мыслями: «Так, ты этому учился гребаных шесть лет. Надо делать». И сделал. За один день разрисовал три серфа. Они висят в магазине серф-бордов, на набережной Барселоны, где всегда куча туристов.

В последнее время связался в Барселоне со студией Detour. Их арт-директор приглашал меня на большой фестиваль дизайна Offf, который они организовывали (проходит ежегодно также в Мексике, Канаде, США и Катаре — прим. DTF Magazine). Я оформлял афтерпати. Вечеринка проходила в большом ангаре, и мне поручили полностью разрисовать ворота при входе. Также арт-директор Detour приглашал меня в Nike. Он часто подгоняет мне заказы, но в основном люди находят меня в интернете.

Special for @offfest #venyason #barcelona #graffiti #offfestival #mtsp

Публикация от Sbitwo 044 (@venyason)

 

О ТАТУИРОВКАХ

Когда впервые сделал татуировку — прозрел. Люди навсегда оставляют твой рисунок у себя на теле, да еще и деньги платят.

Впервые я попробовал бить татуировки три года назад. Сделал друзьям 15 ужасных татух. Бесплатно, конечно. Все знают, что, идя делать татуировку бесплатно, нужно быть готовым ко всему. Потом у меня был перерыв, и я плотно занялся иллюстрацией. В августе прошлого года заказов было мало, так что достал из шкафа свои «тачки», докупил краски, освободил вторую комнату и начал снова бить татухи. Через месяц мне в «Инстаграме» пишет чувак: «Где ты работаешь?» Даже не сказал: «Привет». Я ответил, что дома, а он: «Приходи в студию!» — и дал мне адрес. Шеф оказался классным англичанином, все татуировщики — профессионалами. Они меня учили, так что вот я уже почти год активно бью.

Мне бы хотелось называть себя художником. Хотя иллюстрация — это больше коммерческая вещь. Художники делают работу и пытаются ее продать, иллюстраторы же чаще работают на заказ.

Комфортнее всего я себя чувствую в работе с одеждой. Вообще, мне нравится выпускать разную нестандартную продукцию. Я делал упаковку фотоаппарата, персональные маркеры.

Коллаборации Venya Son с брендами Syndicate Original, Ugly Cool и Anteater X Petrograff

У меня есть постоянные персонажи, которых очень люблю. Например, песик-джоинт (изображен на обложке материала — прим. DTF Magazine), которого всегда рисую. В основном же у меня повторяются такие мотивы, как пришельцы и горящие машины. Думаю, на этом и базируется стиль художника: у него есть элементы, которые он повторяет в своих работах.

Через десять лет я буду жить в доме за городом. Возможно, в Испании — там мне нравится климат и природа. Наверное, к тому времени у меня уже будут бегать детишки, а я буду писать холсты. Я так это вижу. Хочется найти для себя агента, который будет продавать и продвигать в разные музеи мои работы. Так поступают все художники с большим именем»


Фото: Анна Грабарская

Подписываейтесь на DTF Magazine в Facebook и Twitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Мария Глазунова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *