Надежды хоррора. 17 фильмов от молодых режиссеров, которые могут удивить

Второй фильм — куда более важный показатель для начинающего режиссера, чем дебют. Благожелательная реакция и зрителей, и критиков на вторую полнометражную работу режиссера Дэвида Ф. Сандберга «Проклятие Аннабель: Зарождение зла» (Annabelle: Creation), которая идет в прокате, говорит о том, что успех его прошлогоднего «И гаснет свет…» (Lights Out, 2016) был тоже неслучайным. Иначе говоря, еще одной надеждой хоррора прибыло. Такие герои появляются каждый год, но снять два хороших фильма могут немногие. Рассказываем, кому это удалось, и знакомим с самыми яркими дебютантами в жанре хоррора текущего десятилетия

1. Феде Альварес

Фильмы: «Зловещие мертвецы» (Evil Dead, 2013), «Не дыши» (Don’t Breathe, 2016)

3 ноября 2009 года молодой и никому не известный режиссер-аматор из Уругвая загружает на YouTube пятиминутный фильм про нападение гигантских роботов на Монтевидео. Стоимость ролика — 300 долларов. Уже 7 ноября его почтовый ящик завален письмами из Голливуда. Феде выбирает предложение сделать ремейк культового хоррора 80-х «Зловещие мертвецы». Фильм получает хорошие отзывы в прессе, удовлетворяет фанатов франшизы и, главное, собирает в мировом прокате почти 100 миллионов долларов.

Гиперреалистичный и очень кровавый ремейк, по правде говоря, имеет немало сценарных проблем, но все же здорово и крепко снят. Также Альварес почти сразу отказывается от предложения Marvel, так как чувствует, что его, еще молодого и неопытного, эта машина по производству денег прожует и выплюнет.

«Не дыши» — еще один малобюджетный проект, созданный по собственному сценарию Альвареса, что давало ему возможность сохранить контроль над творческими аспектами фильма. История о трех грабителях, которые забираются в дом к слепому ветерану в полузаброшенном районе Детройта, оказывается еще успешнее. Построенный уже не столько на насилии, сколько на саспенсе, этот герметичный и жесткий триллер собирает в прокате невообразимые для жанра 157 миллионов долларов и блестящую критику.

Длинный, почти трехминутный кадр представления дома, в котором будет происходить все действие, был включен в 10 лучших кадров 2016 года по версии журнала Variety, что для хоррора большая редкость.

Над чем работает теперь: С Альваресом связывают довольно много проектов. Точно известно, что он будет работать над экранизацией «Девушки, которая застряла в паутине», последнего романа про Лисбет Саландер («Девушка с татуировкой дракона»). 

2. Андре Овредал

Фильмы: «Охотники на троллей» (Trolljegeren, 2010), «Вскрытие Джейн Доу» (The Autopsy of Jane Doe, 2016)

Дебютный фильм известного в Норвегии режиссера рекламы «Охотники на троллей» после первых показов на международных фестивалях стал чем-то вроде сенсации. Псевдодокументальная картина рассказывает о студентах, охотившихся на браконьеров с камерой, а в итоге наткнувшихся на самых настоящих троллей. Тролли и стали главными звездами фильма — ошеломительно огромные, отлично воплощенные на экране и явно вдохновленные гениальными иллюстрациями норвежского классика Теодора Киттельсена.

Следующий проект Овредала пришлось ждать шесть лет. Сценарий фильма «Вскрытие Джейн Доу» (в нашем прокате шел с крайне неудачным названием «Демон всередині») еще в 2013 году попал в «Черный список» — ежегодную подборку наиболее понравившихся разработчикам сценариев, которые, однако, так и не были запущены в производство. В итоге сценарий попадает в руки Овредалу, который как раз хотел доказать, что может снимать иначе, не так, как в дебюте. «Охотников на троллей» справедливо упрекали во многих недостатках. Результат — аккуратный, выверенный и настолько увлекательный фильм, что его не совсем приятная тема не вызывает никакого отторжения.

Фильм посвящен вскрытию безымянного женского трупа в морге, в процессе чего тело девушки рассказывает все более и более странную историю. То есть перед нами детектив, главным двигателем которого оказывается тело на столе. Фильм шел только в ограниченном прокате, но показал, что у Овредала куда больше талантов, чем могло показаться поначалу.

Над чем работает  теперь: Снимает американско-норвежское фэнтези «Смертный» (Mortal), в котором герой выясняет, что его сверхъестественные способности имеют отношение к норвежской мифологии. Картина должна выйти в 2018 году. 

3. Майк Флэнеган

Фильмы: «Абсентия» (Absentia, 2011), «Окулус» (Oculus, 2013), «Уиджи. Проклятие доски дьявола» (Ouija: Origin of Evil, 2016), «Сомния» (Before I Wake, 2016), «Тишина» (Hush, 2016)

Майку Флэнегану, наверное, суждено было стать режиссером хорроров. Он родился в Салеме, штат Массачусетс, — том самом городке, в котором происходили знаменитые ведьмовские процессы конца XVII века. Он начал снимать еще студентом и уже в 2006 году привлек внимание короткометражкой «Окулус» про вселившегося в зеркало демона. Однако прорывом стала «Абсентия», на съемки которой он собрал на Kickstarter 70 тысяч долларов. Точнее, известность фильм получил, когда его приобрел Netflix. «Абсентия» — фильм про очень страшный подземный переход, где пропадают люди, — был умеренно смотрибелен, особенно с учетом того, в каких стесненных условиях он снят.

А вот полнометражный «Окулус» — давно вынашиваемая Майком история про одержимое зеркало — действительно показал, на что он способен. Это хоррор в лучших традициях жанра, блестяще продуманный, снятый и оставляющий после себя ровно то ощущение двойственности происходящего, которое нужно. С тех пор Флэнеган снял уже три фильма: «детский» хоррор-фантазию «Сомния», упражнение в саспенсе про глухую девушку и убийцу «Тишина», а также продолжение хоррора «Уиджи», которое получилось лучше, чем того заслуживает эта серия фильмов.

Над чем работает теперь: Готовится к премьере «Игры Джеральда», одной из многочисленных экранизаций произведений Стивена Кинга в этом году. 

4. Джастин Бенсон, Аарон Мурхед

Фильмы: «Ломка» (Resolution, 2012), «Весна» (The Spring, 2015), «Бесконечное» (The Endless, 2017)

Мало кто начинает с такого сложного, медленного фильма, какой была «Ломка». В кажущейся сюжетно простой картине, где герой помогает брату избавиться от наркотической зависимости в пустом доме в глуши, реальность вокруг героев превращается почти в линчевскую, а финал позволяет причислить «Ломку» к самым оригинальным хоррорам последних десяти лет.

Следующий фильм — «Весна» — тоже гнул стандарты жанра, потому что фактически был любовной мелодрамой, только главный герой фильма, американский турист в итальянском городке недалеко от останков Помпеи, влюбляется не совсем в человека. После премьеры «Весны» в Торонто Гильермо дель Торо признался в Twitter, что это лучший хоррор декады и один из немногих «лавкрафтовских» фильмов, который снес ему крышу.

Будучи явно режиссерами для гурманов, Бенсон и Мурхед, возможно, никогда и не получат больших бюджетов на воплощение своих идей: они слишком оригинальны для большой индустрии. Тем не менее эта пара молодых режиссеров (Мурхеду всего 29) — точно будущее хоррора. И это будущее выглядит заманчиво.

Над чем работают теперь: Только закончили новый фильм — продолжение их дебютной картины. После показов на фестивале в Трибеке в этом году многие крупные жанровые порталы заговорили о том, что, возможно, это лучший хоррор 2017 года. 

5. Ричард Бейтс — младший

Фильмы: «Обрезание» (Excision, 2012), «Пригородная готика» (Suburban Gothic, 2014), «Пожар на помойке» (Trash Fire, 2016)

Ричард Бейтс — младший — тоже один из тех людей, которым будет трудно найти себя в сложившейся системе. Правда, его оригинальность, скорее, однонаправленная. Все три фильма, которые он снял, — это вариации на тему «Пригородной готики» — разновидности жанрового кино из серии «в тихом омуте черти водятся».

Бейтс стилистически разнообразен, лаконичен, каждый раз непредсказуем и любит юмор, разброс которого в его фильмах впечатляет: от ироничного постмодерна до чернейшего цинизма, граничащего с настоящим кошмаром. Его герои чаще вызывают жалость, чем симпатию, но даже за эти чувства приходится расплачиваться именно зрителю, потому что герои оказываются с сюрпризом.

Мощный дебют — трагикомедия о становлении «Обрезание» — по сей день остается его самым известным фильмом. Но это не значит, что остальные хуже. Его фильмы, очевидно, не получают той доли рекламы, которой достойны, а сам режиссер пока не стремится переходить в лигу кино со ставками повыше.

Над чем работает теперь: Неизвестно.

Главные дебютанты десятилетия:

Дерек Ли, Клиф Проуз
Пораженный (Afflicted, 2013)

Достоинства и недостатки превращения в вампира от первого лица — так можно назвать этот дебют, снятый в псевдодокументальной манере двумя канадцами, которые и исполнили обе главные роли под своими реальными именами. Снятый на излете расцвета «мокьюментари», он значительно расширяет возможности этой техники, много экспериментирует и показывает, какие поразительные возможности она может дать.

Ник Мёрфи  
«Пробуждение» (The Awakening, 2011)

Разоблачительница фальшивых медиумов и призраков (Ребекка Холл) наконец-то встречает в пустой школе-пансионе достойного противника. Несмотря на достаточно заезженную тему призраков детей в школах и пансионах, эта история получилась одной из лучших. Мёрфи сложно назвать дебютантом: к началу съемок он уже был опытным сериальным режиссером в Британии. Больше к полному метру, к сожалению, пока не возвращался.


 

Роберт Эггерс
«Ведьма» (The VVitch: A New-England Folktale, 2015)

Вдумчивая, мрачная и двусмысленная антисказка, в которой ушедшая из общины семья переселенцев в Новой Англии XVII века пытается жить сама по себе. Получается катастрофически плохо. Лучший дебют 2015 года с огромным отрывом.

Кия Роуч-Тёрнер
«Полынь: дорога мертвецов» 

Еще один австралийский фильм. На этот раз представьте помесь «Безумного Макса» и «Живой мертвечины», причем малобюджетный зомби-постапокалиптик Роуч-Тёрнера, снимавшийся по выходным четыре года, не уступает обеим картинам ни в адреналиновом драйве, ни в извращенной выдумке. Режиссер снимает сиквел в формате сериала.

Дженнифер Кент
«Бабадук» (Babadook, 2014)

Дебют австралийки Дженнифер Кент смотрится как ядерная смесь Тима Бёртона и Ларса фон Триера. Все события происходят в доме, где, кроме мамы и ее сына, кажется, поселился кто-то еще. В этом году выходит второй фильм Дженнифер — история мести в Тасмании начала XIX века.

 

С. Крэйг Залер
Костяной томагавк (Bone Tomahawk, 2015) 

Нечастый представитель сплава вестерна и хоррора, четко разделенный на две неравные части. В одной — чистый вестерн с медленным ритмом, вниманием к характерам, диалогам и убаюкивающий неспешным путешествием героев. Во второй — хоррор, в котором персонажи превращаются по большей мере в мясо, а режиссер добавляет к этому всему несколько черноюморных специй. Очень зрелый фильм, что с дебютами случается редко.

Кевин Колш, Деннис Уидмайер
Глаза звезды (Starry Eyes, 2014)

Фильм про страдания начинающей актрисы в Голливуде можно было бы подать и как сатиру, но пара начинающих режиссеров сделали из нее местами действительно жуткий, холодный хоррор, который проще всего сравнивать с фильмами Дэвида Кроненберга. Вся голливудская мифология про дегуманизацию человека на пути к славе здесь вытеснена в физиологическую плоскость. Очень эффектная и запоминающаяся аллегория наоборот.


Джордан Пил

«Прочь» (Get Out, 2017)

Новейший дебют, которому только недавно подпортили 100%-й рейтинг на агрегаторе рецензий Rotten Tomatoes. Очень уверенный и наделавший шуму дебют Пила — сатирический хоррор с явственным расовым подтекстом. Расовая тема, как ни странно, мало поднималась в картинах этого жанра. Первый действительно громкий фильм на эту тему препарировал ее с холодным сердцем и недоброй улыбкой.

 


 

Подписываейтесь на DTF Magazine в Facebook и Twitter.
Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку внизу страницы  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сергей Ксаверов