Основатель Freakdays: «Путешествия дают мне возможность создавать бренд, а бренд — возможность путешествовать»

В июле в Киеве открылся шоу-рум марки Freakdays из Ровно, которая выпускает базовые вещи средней ценовой категории: от шорт и штанов до курток, кепок и рюкзаков. Бренду почти пять лет, но только в этом году создатели решили, что готовы к столице. Полгода искали помещение и в итоге остановились на одном из дворов по улице Межигорской на Подоле. «Здесь не такой поток людей, как в торговых центрах или на центральных улицах, но нам важно создать свое пространство и передать дух бренда — одежды для свободных людей, первооткрывателей и путешественников», — говорит Сергей Сокальский, основатель марки. Кроме того, на этой неделе Freakdays открывает корнер в киевском ЦУМе.

DTF Magazine побывал в новом шоу-руме и узнал у Сергея Сокальского о том, как Freakdays дорос до Киева, а теперь целится на Львов, не выгоднее ли продавать вещи онлайн, в чем отличие бренда от остальных и почему Сергей боится его превращения в масс-маркет

Сергей Сокальский — основатель Freakdays
— Freakdays существует с 2013 года. Зачем вдруг открывать шоу-рум в Киеве?

— Мы давно ориентировались на Киев и следили за тем, что здесь происходит. Все молодые творческие ребята из Ровно разъезжаются: одни — в Киев, другие — в Польшу. Всё и все концентрируются в столице. Мы не могли игнорировать это и рано или поздно должны были прийти в Киев. Для этого наконец-то появились возможности. И вот мы в Киеве — в хорошем месте с отличным ассортиментом и командой.

— В Ровно вы продавались только онлайн или был магазин?

— Изначально я был настроен продвигать онлайн-магазин, а шоу-рум там мы открыли год назад. К тому же продавались через социальные сети. Еще у нас был сайт, правда, не такой функциональный, как полагается интернет-магазину. Нужно было менять его и делать новую платформу, но разработчики затянули ее запуск. Люди продолжали спрашивать, где нас можно найти, чтобы посмотреть и примерить вещи. У нас есть офис в Ровно — тру-андеграундное помещение на территории типографии, оно же частично выполняло роль склада. Какое-то время клиенты приходили туда, но это был не вариант, и мы решились на открытие полноценного магазина.

— Не было бы дешевле и выгоднее инвестировать в хорошую онлайн-платформу для продаж, не требующую дополнительных расходов? Теперь вы, например, платите за аренду помещений и в Ровно, и в Киеве.

— Сайт — это платформа для всех. Мы анализировали продажи, увидели, что большинство заказов поступает из Киева, и знали, что нас здесь ждут. Мы рассчитываем в первую очередь на клиентов, с которыми работали ранее. Хотели, чтобы они могли прийти и познакомиться с нами, увидеть новые коллекции. И они приходят. 

Цены на некоторые вещи Freakdays:

 

Шорты — 420 грн; футболки — 290 — 320 грн; рубашки — 590 — 620 грн; худи/свитшоты — 610 — 650 грн; куртки/дождевики —  790 — 890 грн; рюкзаки — 790 — 890 грн. Точные цены на все товары можно узнать тут.

О шоу-руме в Киеве и конкурентах

— Как долго искали помещение?

— Полгода. Не хотелось открыться в Киеве в торговом центре или в каком-то незнакомом для нас месте. Нам нужно было не просто помещение, а пространство, где можно отдыхать и общаться. Я не сильно знаком с Киевом, поэтому ходил по городу, присматривался к самым популярным среди молодежи локациям. Золотые Ворота и Подол показались правильными местами. Как-то я поехал в Ровно, а моя девушка увидела в интернете это помещение.

Уладив все юридические формальности, взялись за валики — и понеслось. Я не думал о каком-то концептуальном дизайне, но знал, что это будет что-то связанное с природой, чтобы передать дух и концепцию бренда. Никаких дизайнеров мы не нанимали, все вплоть до стоек и полок делали сами, своими руками.

— Мониторили, что происходит в Киеве, анализировали конкурентов?

— Конечно. На рынке все сложнее держаться, если у тебя нет четкой идеи и уникальности. Однако смотреть на украинские бренды и что-то от них брать — это глупо. К тому же в Украине много брендов, даже в одном городе, которые берут чужие вещи, бездумно шьют их массовым тиражом, вкладывая огромные деньги в рекламу в соцсетях. Люди ведутся и покупают. Мы считаем, что прийти в Киев и делать что-то похожее на то, что уже есть, — низко и неправильно.

Мы изначально решили нести свой дух в принтах и рисунках. Это идеи свободы, тревела, хипоблудства и панковости. Я не вижу никого в Украине, на кого мы похожи. 

— То есть, вы хотите занять нишу одежды для любителей путешествий?

— Я считаю, что эта ниша уже наша. Мы позиционируем себя как бренд одежды для свободных людей, заряженных творческим духом, первооткрывателей, путешественников, тех, кому не страшен этот мир и кто готов рисковать. Мы акцентируем внимание на том, что делаем продукт, в котором человек может чувствовать себя свободно. Например, в футболке со слоганом или принтом, который был придуман нами где-то глубоко в Карпатах.

О том, как появился бренд и первых вещах

— Почему именно тема путешествий?

— Все началось еще с детства. Для меня мир не ограничивался городом, и меня всегда манили горы, леса и эмоции, которые испытываешь, поднимаясь на вершины. Окончив институт, как и все друзья, я поехал в Киев. Первая работа — стелил траву в особняках за Киевом. Помимо этого, занимался музыкой, играл в группе, рубили хороший краст в Avrora6542. Ни о каком бренде даже не думал — просто панковал. Позже устроился в Levi’s, где как раз нужны были чуваки, забитые татуировками. Там я впервые столкнулся со всем, что касается одежды и того, как функционирует магазин.

Проработав там более полугода, понял, что все движется по кругу, что я неосознанно становлюсь киевлянином, а меня в то же время тянет в горы. Когда у меня выпали рабочие дни на 31 декабря и 1 января, я не выдержал и уехал домой к семье и друзьям. Отдохнув, устроился в местный Reserved. Поработал пару месяцев и снова начал думать о путешествиях. В итоге я уволился, собрал денег, и мы с друзьями поехали в путешествие по всему побережью Крыма. Вернувшись в Ровно, я пришел к маме, которая у меня была технологом-закройщиком, и сказал: «Давай делать вещи». Я приехал домой и горел желанием делать что-то свое. 


— Какие первые вещи сделали?

— Это были десять больших тревел-сумок. Я взял на комбинате лен, и мы с мамой сшили десять штук. После отдал их друзьям художникам из Ровно — они создали принты. Мы все сфотографировали, создали страничку в интернете и продали по цене 100—150 грн. Все сумки купили друзья. Никакого бизнеса я тогда не планировал.

Вообще, я думал, что буду развивать с двумя товарищами линию сумок из экоматериалов, например льна. Поэтому и планировали назваться We are nature. Даже стикеры сделали. Однако со временем каждый начал углубляться в свое дело, и на какой-то период все затихло. Я поговорил с ребятами и сказал, что буду и дальше заниматься вещами. Начал шить первые футболки, делать трафареты. Изначально хотел сделать 10 футболок и поделиться с другими людьми частичкой себя и своих переживаний, вложенных в слоганы и принты. Тогда в Украине было мало брендов — и почти никого с духом тревела или того же скейтбординга, свободы перемещений. Заработанные деньги от продаж шли на путешествия и на разработку следующей коллекции.

Тогда же появилось название Freakdays. Мне это словосочетание показалось близким, потому что мы с друзьями в каком-то понимании были фриками — панки-хипоблуды, как я всегда характеризую нас. Название относится к свободным духом людям. Они могут забивать тело татуировками, одеваться так, как хотят, путешествовать и не обращать ни на кого внимание.

Так что, получается, в 2012 году мы сделали первые сумки, а в 2013-м появился сам бренд, который начали развивать уже осознанно. 

О бизнесе и нежелании создавать масс-маркет

— Что было дальше?

— Мама тоже начала делать чертежи, ее заинтересовала история с брендом. Первую коллекцию отшивали дома на нескольких машинках. Когда появился спрос и один из магазинов сделал оптовый заказ, уже пришлось искать производство. Я нашел небольшой цех и начал с ним сотрудничать. Правда, сразу же столкнулся с проблемой: нужно переносить лекало на предприятие, где сидели швеи, которые всю жизнь делали спецодежду и понятия не имели, как сшить свитшот, да и вообще, что это и для кого. Но мы вместе учились, это был длительный процесс. Они до сих пор отшивают нам половину коллекции, в основном трикотаж, а также рубашки из льна, куртки. Да и вообще, цех вышел на новый уровень и шьет теперь не только для нас. Печатаем же мы сами, шелкографию также делаем самостоятельно. Я считаю, что у нас достойная печать.

Однако осознание того, что я действительно создаю бренд, занимаюсь им как бизнесом, пришло, когда о нас в 2013 году написал российский интернет-журнал Fur:Fur. Меня это вдохновило, появились новые идеи, в результате чего мы сделали полноценную коллекцию, лукбук, создали сайт и решили двигаться дальше. Вся эта дорога привела к тому, что теперь мы открыли шоу-рум в Киеве.

— Что считаете главным достижением?

— Здесь у меня два ответа. Я считаю, что приехать в Киев из провинции и открыть здесь шоу-рум с полноценными коллекциями — уже достижение. Но не предел. Также я наконец-то стал свободным. Не в том плане, что стало меньше работы (нет, работы и ответственности с каждым днем больше), а в том, что теперь я могу собраться и уехать в горы, я не должен ни перед кем оправдываться и думать, где взять деньги. Путешествия дают мне возможность создавать бренд, а бренд — возможность путешествовать. Я стал заниматься бизнесом, хотя слово «бизнесмен» мне не по душе. Оно символизирует что-то связанное с глобальным и в большей степени приносит вред окружающей среде. Все эти топовые марки и корпорации несут за собой нереальный ущерб экологии и природе. 

— То есть у вас нет цели создать популярный массовый бренд? И вы боитесь, что такой рост убьет ваш дух?

— Есть западные бренды, на которые мы смотрим и ориентируемся. Например, та же Patagonia. Как раз читаю книгу Ивона Шуинара — человека, создавшего нереальный бренд, хотя он был альпинистом и даже не думал о собственной марке одежды — до того момента, пока с друзьями не начал делать снаряжение для скалолазания, а затем и вещи для альпинистов. Он говорит, что до сих пор не верит, что у него это получилось. Poler Stuff — шикарные ребята, которые создают одежду и тестируют ее, сидя в горах. Да, все они — корпорации, однако они несут четкую идею и дух, а не просто навязывают, что модно носить в этом сезоне.

Что же касается Freakdays, мы будем стараться держать золотую середину — нишу между андеграундом и масс-маркетом. Мы позиционируем себя именно так. Я думаю, что получится. Но мы также продолжим развиваться. Например, после Киева у нас стоит цель открыть небольшой шоу-рум во Львове.

О коллекциях и прибыльности

— Вы прибыльный бренд?

— Если мы уже в Киеве и нацеливаемся на Львов, это означает, что мы движемся вверх. К тому же у меня и нет стремления набить карманы. Есть цели, мечты, и я постепенно воплощаю их в жизнь. Это непростой и длинный путь, главное — не сходить с него, и тогда будет возможность воплощать мечты в реальность.

— Сформулируй главную особенность Freakdays.

— Мы стараемся многое делать сами — и делать это доступным. Мы позиционируем себя как бренд средней ценовой категории. Freakdays никогда не диктовал моду, для этого есть другие. Наши вещи минималистичные и не представляют собой ничего сверхдизайнерского. Это базовая одежда. Но нам интереснее делиться частью своих переживаний и делать повседневную одежду, которая несет дух свободы. 

— Из чего состоит коллекция Freakdays?

— В коллекцию, которую мы выпускаем лимитированным тиражом, входит около десяти наименований. Это базовые вещи — от штанов и шортов до курток, рюкзаков и кепок. Раньше мы ориентировались еще на оптовых заказчиков, теперь смещаем акцент только на наши потребности — сайт и шоу-румы в Ровно и Киеве. Если есть спрос — дошиваем.

Новая осенняя коллекция будет более минималистичной, уже не будет больших принтов. Появятся базовые длинные дождевики, новые свитшоты и «кенгурушки». Еще добавим немного Закарпатья и Гуцульщины — небольших узоров. И запустим в продажу новый рюкзак, который уже в разработке. Мы стараемся через некоторое время после выхода коллекции выпускать новинки и дополнения.

— У вас представлены в основном мужские вещи. Планируете ориентироваться на девушек и когда?

— Конечно, у нас в планах есть запуск женской линии. Многие бренды ориентируются на мужчин, потому что мужские вещи делать проще. Они более базовые, если можно так сказать, — базовая рубашка, свитшот, куртка. Чтобы делать женскую одежду, нужны опыт и другие навыки. Пока что мы, например, шьем свитшоты маленьких размеров для девушек. Но девушки обращаются к нам все чаще, и я понимаю, что нужно уже двигаться и развивать это направление.

— Какие главные проблемы были у Freakdays за пять лет существования и чему вы научились?

— Бывает, смотришь на вещи, которые шил два-три года назад, и спрашиваешь себя: «Почему сразу не делал так, как сейчас?» Но люди, с которыми ты работаешь, тоже учатся. И только теперь я начинаю понимать, что наши вещи можно с уверенностью назвать качественными, интересными, они хорошо сидят. Раньше у нас были проблемы с размерными сетками. Только недавно мы нашли выход на качественные замки, на заграничных поставщиков ткани, а раньше приходилось, так сказать, лепить из всего украинского. С хорошими материалами в стране дела обстоят туго — это известно всем, кто работает с вещами. Я не утверждаю, что раньше наши вещи были плохого качества. Но спустя годы я понимаю, что это не то, что стоило бы показывать и продавать в Киеве. Залог успеха бренда — в стремлении к постоянному развитию. И для меня важно, чтобы, приходя в магазины Freakdays, человек мог купить себе качественные вещи и полностью себя одеть — от носков до головного убора.

Сайт Freakdays  Адрес шоу-рума в Киеве: ул. Межигорская, 19

 


Подписываейтесь на DTF Magazine в Facebook и Twitter

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Владимир Волощук