Тело в дело. Эротика и сексуальность глазами молодых украинских фотографов

Share

В издательстве «Основы» вышла первая англоязычная книга об украинской эротической фотографии — Ukrainian Erotic Photography. Анонсированная еще в июле, она уже наделала шуму одной только обложкой. DTF Magazine пообщался с молодым поколением украинских фотографов, чьи работы вошли в сборник, и узнал, что для них значит обнаженное тело и почему люди так по-разному на него реагируют

Александр Курмаз
арт-директор Ukrainian Erotic Photography

О спорах вокруг обложки

Над книгой работала редакторская группа. Изначально было несколько вариантов обложки, и путем голосования (в котором я не участвовал, потому что занимался разработкой визуального стиля) приняли решение, какому из них отдать предпочтение.

Работа Александра Курмаза стала обложкой Ukrainian Erotic Photography

Лично мне никто не писал гневных сообщений о том, что обложка оскорбительна. Если такие комментарии и появлялись, это, скорее всего, было вызвано тем, что человек проецировал на обложку Ukrainian Erotic Photography свои внутренние психологические проблемы, с которыми сталкивается ежедневно. Книга просто стала неким катализатором, и эти внутренние проблемы проявились в виде поста или сообщения в «Фейсбуке».

Табу вокруг обнаженного тела существует и будет существовать всегда. Это неизбежно и касается не только украинского общества. В некоторых европейских странах подобные вещи тоже могут вызвать резонанс, а где-то на это никто бы даже внимания не обратил. Как реагировать на книгу — вопрос личной образованности каждого, кто с ней столкнется. У всех есть право выбора: если ты не согласен и считаешь, что такая книга недостойна твоего внимания, ты можешь ее проигнорировать, если же тебе интересно посмотреть, что представляет собой украинская фотография, исследующая тему сексуальности и телесности, тогда Ukrainian Erotic Photography для тебя. 

Игорь Чекачков

Важно не снимать обнаженку из какого-то неправильного чувства — то ли похоти, то ли желания выделиться. Нужно понимать, зачем ты это делаешь.

Да, на моих снимках больше женщин, чем мужчин. Но это лишь из-за того, что я не особо чувствую мужское тело. Мне легче с женщинами, и это касается не только съемки ню, но и общения в целом.

Первая серия, связанная с обнаженным телом, была как визуальным поиском, с точки зрения формы, так и поиском смысла, концепции.

Меня интересовали человеческие отношения, и я снимал, как люди живут друг с другом. Фотографии, на которых присутствует обнаженное тело, честнее.

Мне всегда казалось, что обнаженное тело помогает добраться до некой скрытой сути, до самого человека и мира в целом, но в последнее время я часто спрашиваю себя: так ли это? Теперь я стал меньше снимать обнаженных людей и, вероятно, это связано с тем, что пытаюсь искать ответы и в чем-то другом.

 Серия «Daily Life», Игорь Чекачков

Эротическая фотография — не обязательно фотография обнаженного тела. И если на фото обнаженное тело, это не значит, что его нужно называть эротическим. Эротическая фотография не должна возбуждать или вызывать какие-то сексуальные чувства.

Обнаженное тело очень символично, и поэтому мне не нравится называть свои работы эротичными — они больше о символичности, чем о сексуальности.

Серия Deconstruction специально была сделана некрасивой. Я снимал обнаженную женщину на телефон в режиме панорамы и намеренно делал так, чтобы она «ломалась» на снимке и вышла очень некрасивой. В результате получилось тело, будто разобранное на части, и любая попытка собрать его обречена на неудачу. Так с помощью новых форм я изучал свои чувства.

В своем последнем проекте я снимаю, как мы спим с девушкой. Я открываю затвор камеры, когда мы ложимся спать, и закрываю его, когда просыпаемся, — так получаются фотографии с выдержкой примерно восемь часов. Таким образом я ищу, способна ли камера ухватить то чувство, когда ты спишь с близким человеком, и что она видит, глядя на нас в бессознательном состоянии. Я еще не показывал этот проект, но фотографий, кажется, уже достаточно.

Серия «Daily Life», Игорь Чекачков

Когда я только начинал снимать, мне было трудно найти людей, которые согласились бы раздеться перед камерой. Но со временем такая проблема исчезла. Круг людей, с которыми я общаюсь, составляют в основном художники, и для них обнаженное тело — мужское или женское — это нормально. В целом же в Украине, как и в других странах, много людей, которые не понимают этого. Так было всегда и везде, это больше связано с открытостью. Для людей, которые не имеют ничего общего с искусством, изображение обнаженного тела может быть проблемой. Как говорил польский писатель Станислав Ежи Лец, если человек не имеет с искусством ничего общего, то он и не должен иметь с ним ничего общего.

Сергей Мельниченко

Фотографувати оголених людей я почав ще 2012 року, після знайомства з фотографом із Харкова — Романом П’ятковкою. Першу серію робіт назвав «Шварценеґґер — мій кумир».

Так повелося, що фотографую я лише тих людей, які не є професійними моделями. Зазвичай це мої друзі, інколи незнайомі люди, які приваблюють мене візуально.

Цікавіше й значно прикольніше фотографувати чоловіків. Серед них — мої друзі, які прагнуть спробувати щось нове у житті, або ж ті, хто трохи розуміється на фотографії та загалом на мистецтві.

Головне під час знімання — правильний настрій. У мене він завжди крутий, тож я сповна віддаюся улюбленій справі.


Серия «still untitled series», Сергей Мельниченко 

Для видання про українську еротичну фотографію спочатку відібрали серію робіт «Шварценеґґер — мій кумир». Згодом віддали перевагу новішим серіям: When I was a virgin… (2013—2017) та Still untitled series (2014—2017). Хоча ці роботи й називають еротичними, для мене вони більше про натуральність. Утім еротика є у всьому. Зрештою, еротична фотографія — це не завжди фотографія оголеного тіла. Найважливіше — емоції, які вона викликає.

Еротична фотографія — це й шок, і провокація, і епатаж, і естетична насолода. Вона може бути якою завгодно, головне — щоб заслуговувала на увагу.

Безперечно, вона була, є і буде. Змінюються часи, цінності, змінюється й еротична фотографія. Спостерігати за цим завжди цікаво.


Серия «When I was a virgin…», Сергей Мельниченко 

В Україні люди поки що сприймають оголене тіло не так спокійно й легко, як європейці. Утім, як на мене, навколо цієї теми не має існувати табу. Упевнений, із часом українці навчаться відрізняти звичайне зображення оголеного тіла від еротичної фотографії як виду мистецтва. 

Ярослав Солоп 

У меня никогда не было желания снимать исключительно обнаженку. Я точно не ню-фотограф и не занимаюсь эротической фотографией.

Работы, попавшие в книгу, — это часть проекта «Пластмассовая мифология». Для осуществления идеи мне приходилось снимать обнаженных людей без привязки к современности и внешнему миру. Эта серия была очень хорошо принята в Украине и за рубежом, поэтому Виктор Марущенко совместно с редакторами решили поместить часть снимков из «Пластмассовой мифологии» в этот сборник.

«Пластмассовая мифология» началась с того, что я тестировал пленочную камеру на какой-то из вечеринок за городом. Я предложил друзьям просто посниматься в темном лесу со вспышкой. Надо сказать, что я рос в достаточно интеллигентной семье, и бабушка вместо сказок народов СССР или еще каких-то каждый вечер рассказывала мне древнегреческие мифы. Соответственно, уже с детства я увлекся Древней Грецией и, когда проявил первую пленку, нашел людей на снимках очень похожими на выбеленные античные скульптуры. Мне показалось, что в мире ничего не изменилось: все те же ценности, которые были мифологизированы во времена Древней Греции, являются важными и сегодня. После этого я снимал для «Пластмассовой мифологии» уже специально: выбирал определенный греческий миф и пытался встроить его в современную картину жизни.

Все это было сделано еще и с помощью фотошопа, чтобы показать искусственность и пластмассовость мифов сегодняшнего дня, связанных с гаджетами и философией потребления.

Тема обнаженности все еще довольно табуирована в Украине. Если в Европе общество перестало видеть в обнаженной натуре человека без одежды и воспринимать это как что-то греховное и плохое, то у нас эта проблема будет существовать долго, потому что мы еще не успели распрощаться с Советским Союзом.

Главным образом это касается старшего поколения, которое жило в СССР, но и новое, то, которое появилось в Украине за последние 25 лет, пока тоже не готово принимать обнаженное тело как что-то отдельное, не постыдное. Думаю, это связано с психологическими установками человека.

Женщине может быть стыдно показать свою грудь, потому что она у нее якобы слишком большая или слишком маленькая. То же касается и мужчин: табу возникли в связи с тем, что существует какой-то порядок размерности органов, соответственно, что-то считается смешным, а что-то кажется очень даже предметом мужской гордости.

В то же время, если рассматривать работы Тициана или мастеров изящного искусства, ни у кого не вызывают вопросов обнаженные половые органы. Почему же так происходит с современными авторами? Значит, общество еще не созрело, еще не готово четко разделить, что является порнографией и сделано для соответствующей индустрии, а что есть эротика или обнаженная натура. 

Марина Полякова

Сначала я фотографировала обнаженными своих подруг: это было доступнее. Когда созрел проект «Женихи?», появились обнаженные мужчины, так как этого требовала тема. Женихи со знаком вопроса, потому что женихи они или нет — это еще вопрос.

Моделей я находила через интернет, мы давали объявления в Школе фотографии. В телефонном разговоре я объясняла молодым людям, что надо сыграть определенную роль. Если они соглашались, я брала ассистента, и мы все вместе уезжали на локацию. 

Было даже как-то страшно, ведь я вижу молодого человека в первый раз, а мы сразу отправляемся в безлюдное место или на природу.

Локацию для съемок я выбирала заранее. Сам процесс был недолгим, потому что в пленке всего 12 кадров, из которых надо сделать хотя бы один удачный. Момент стеснения, конечно, был, ведь молодой человек должен раздеться. Но я всегда стараюсь в личном общении объяснить, зачем я это делаю, рассказываю про проект — так можно установить доверительные отношения, где очень многое зависит от личности фотографа, от того, как это все преподносится, с каким уважением относишься к человеку. Создавая концепцию проекта, я поняла, что не хочу привязываться ни к каким атрибутам современности: не хотела, чтобы герой был в джинсах, например. Мне было важно избавиться от лишних деталей. Вот так и получилась природа без людей, люди без одежды. Но мы не показывали ничего такого, что можно было бы считать порнографией.

Эротическая фотография — это не всегда фотография обнаженного тела. Когда вы смотрите на снимки, у вас просто могут возникать ассоциации с эротикой, сексом. Классический пример — это Роберт Мэпплторп и его цветы, которые напрямую отсылают к сексу, но это не обнаженное человеческое тело. Таких фотографов, которые снимали абстракцию или натюрморт, наводящие всех на одну мысль, было много.

С другой стороны, на фото может быть обнаженное тело, мужское или женское, которое не будет вызывать никакие сексуальные фантазии или ассоциации. И это будет совершенно неэротично.

Мне кажется, у нас нет табу на обнаженность. У нас все как у всех, а в мире никаких табу уже давно не существует. Сейчас люди отрываются, снимают и показывают все то, что ранее было недоступно, запрещено или лежало у кого-то в столе. Но и это уже начинает набивать оскомину. Обнаженное тело или не обнаженное — это второстепенное, главное — образ и смысл. 

Майя Ива

Изначально я фотографировала пейзажи, а людей снимать боялась. При этом сама с раннего возраста позировала обнаженной. В какой-то момент поняла, что мне интереснее снимать эротику, чем создавать ее своим телом. Эмоции от позирования и фотографирования со временем сливаются в нечто единое. Я научилась видеть себя через камеру, которую держит передо мной другой фотограф. Это очень полезно тем, что фотографов становится двое. Но вместе с этим умением появилась большая избирательность. Теперь я позирую крайне редко — просто потому, что все меньше фотографов цепляют картинкой и энергетикой.

 Серия «I Am Not a Man, I Am Not a Woman», Майя Ива

Первая моя съемка обнаженной девушки была настолько удачной, что я поняла: могу. При этом в процессе съемки мне первое время было неловко: смотреть на обнаженное тело — это одно, а документировать его красоту — совсем другое.

Модели сами выбирают меня. Все-таки для большинства украинских девочек позировать обнаженной — это словно переступить через предрассудки, зажатость и консерватизм, формировавшиеся поколениями. Для них это огромный шаг. И этот шаг требует грамотного и очень «своего» документатора. Я не умею быть приятной всем и каждому. Процесс съемки всегда разный, но всегда комфортный для всех. Я не приемлю эротических съемок на надрыве. Обнаженный человек перед камерой должен быть согретым, сытым, спокойным.

В сборнике можно увидеть мою серию I Am Not a Man, I Am Not a Woman. Она о размытости сексуальной идентификации и о свободе выбора, свободе любви. Ведь эротика — она совсем не об обнаженном теле. Обнаженное тело — самое простое определение эротической фотографии. Оно лишь возможный элемент, но не цель.

Что касается обложки издания, о которой много говорили, то я в восторге от легкой сексуальной провокации. Она очень бодрит, дает самым разным людям причину подумать о теле, сексуальности, возбуждении. Исходя из нашей истории, мы еще долго будем мыслить в постсоветских рамках. Мы зажаты и угрюмы. Мы хотим, чтобы все было привычно и комфортно, мы боимся секса. Верю, что это со временем изменится, но насильно ускорить ход истории невозможно.

В годы независимости украинская эротическая фотография только начала зарождаться. Она до сих пор настолько незаметна, что приходится помещать этот эмбрион под микроскоп. Пока не ясно, как она сформируется и выйдет ли на мировой уровень, но она уже пытается. И это самое главное. 


Книга Ukrainian Erotic Photography


Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook и Twitter.
Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку внизу страницы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Анастасия Сидько