The Erised: «Однажды мы выступим на Coachella и нам респектнет Бейонсе»

Share

T he Erised — одна из самых заметных англоязычных групп Украины. Этой весной она выпустила мини-альбом One Hundred. Не изменяя себе, ребята делают музыку на английском, но уходят от присущей ранее меланхоличности, добавляют драйва и немного хип-хопа. Самое время поговорить обо всем этом подробнее.

Поэтому DTF Magazine и Grant’s в рамках идеи #standtogether узнали у The Erised о том, почему группа решила отойти от «темного» звучания, о цели выступить на крупнейшем в мире музыкальном фестивале Coachella и о том, как командная работа позволила им привлечь внимание не только украинской, но и западной аудитории. А после интервью ребята сыграли в настольный футбол, выпивая фирменные коктейли «Кикер» от Grant’s.

Основной состав группы The Erised: Даниил Марин — клавиши и саунд-продюсирование, Соня Сухорукова — вокал, Александр Люлякин — барабаны

Вы сказали, что в новом EP решили уйти от более «темного» звучания. С чем это связано?

Даниил: Мы давно начали менять звучание: не то чтобы намеренно, но мы меняемся и наши вкусы тоже меняются. Еще у нас изменился состав, теперь я занимаюсь аранжировками самостоятельно (до этого над звучанием Даниил работал с Игорем Кириленко — прим. DTF Magazine). Мы пробуем что-то новое, расширяем свои границы.

Считаете ли вы, что, отказываясь от меланхолии, вы отказываетесь от одной из главных особенностей The Erised? В Украине не так много исполнителей, работающих в этом направлении. Ну и вас наверняка часть аудитории любит именно за это.

Саша: В Украине, на самом деле, достаточно артистов, работающих в разных стилях. И мы не согласны, что особенность The Erised именно в меланхолии. Есть ощущение, что наш слушатель любит нашу музыку за голос Сони и фирменное звучание музыки. И если аудитория правда наша, то она готова проходить с нами все музыкальные трансформации.

Слушая One Hundred, сразу замечаешь наличие хип-хопа.

Даниил: Мы любим хип-хоп! Каждый раз, когда нас спрашивают, с кем бы мы записали фит, мы отвечаем, что с Кендриком Ламаром.

Соня: Ну, и хип-хоп однозначно сейчас в мировом топе. Мы стараемся быть собой, но при этом «не терять нюх» к тому, что происходит в мире. Мы же все-таки группа со стилем фьюче-поп.

Вы согласны с тем, что в One Hundred нет стопроцентных хитов? Насколько для вас вообще важны хиты?

Соня: Такое утверждение, как нам кажется, чистая вкусовщина. В EP One Hundred есть сильные песни, такие как Run и заглавный трек альбома One Hundred. Конечно, у The Erised никогда не будет хитов в стиле Эда Ширана, но нам этого и не нужно. Мы не стараемся написать хит, мы просто делаем музыку, которая нам нравится. И если какие-то треки особенно находят отклик у слушателя — это прекрасно.

А какая главная задача стояла перед записью One Hundred?

Даниил: За два с половиной года мы выпустили пару синглов. После Евровидения пришло время выпустить EP. Это новый этап группы — с обновленным составом и новым ощущением себя в украинской музыке. Мы экспериментируем со стилями, звучанием. Поэтому EP One Hundred — новый виток в нашей жизни. Очень интересно наблюдать, как по-разному реагируют люди на этот мини-альбом. Определенно, нашей новой аудитории он «заходит».

Есть гипотеза, что с англоязычными работами ни одна украинская группа не сможет достичь массовой популярности, например, не соберет Дворец спорта и другие крупнейшие площадки. Что вы думаете об этой гипотезе? Насколько английский язык ограничивает вас в Украине?

Даниил: Это какое-то устаревшее мнение. Вы видели сегодняшних школьников? Они слушают музыку только на английском языке, они отлично им владеют. Еще несколько лет назад платежеспособная аудитория предпочитала понятные тексты на понятном языке, с которыми можно было резонировать. Теперь же мир изменился. И нам интереснее выстраивать диалог с клевыми ребятами, которые понимают, «о чем мы». И для нас важнее они и аудитория в Европе и США, пусть на сегодняшний день она и небольшая.

Саша: Мы никуда не спешим, мы просто делаем ту музыку, которая заводит нас самих.

Можно ли зарабатывать на англоязычной музыке в Украине? Удается ли это вам?

Даниил: Пока зарабатывать сложно. В Украине есть пример группы The Hardkiss, которая начала совмещать английский с украинским. Нам же сейчас сложнее, но не из-за англоязычных текстов, а из-за моментов в смене состава (в феврале The Erised покинул гитарист Игорь Кириленко — прим. DTF Magazine) . Но мы стараемся и с гордо поднятой головой держим удар.

А у вас есть цель стать стадионной группой? Или это не ваш путь?

Соня: Кажется, о стадионе мечтает каждая группа. Нам бы, конечно, очень этого хотелось. Но теперь мы мечтаем о больших фестивалях, таких как Coachella, например. Знаем, что однажды с нами случится этот фестиваль и Бейонсе нам еще и респектнет.

Кстати, когда пишут о The Erised, чаще всего вашей главной особенностью называют англоязычность. Вы сами как характеризуете свой проект? The Erised — это…

Даниил: Троечка простых и молодых ребят.

Как вы принимаете решения, работая над музыкой? Как часто бывают, так сказать, жесткие «зарубы» из-за каких-то идей, песен?

Соня: Когда нас было больше, мы могли ссориться и спорить. Теперь же у нас все по любви. Мы достаточно быстро написали и записали One Hundred.

Как группа повлияла на ваши отношения? Чему вы научились, работая вместе?

Саша: Главное — никогда не заводить отношения внутри коллектива. Это может потом принести кучу проблем. А еще мы научились разделять дружбу и работу в связи с уходом одного из участников коллектива. Круто быть семьей, но все-таки это бизнес. Все должно быть с документами, у всех должны быть свои задачи и зона ответственности.

Как много времени вы проводите вместе вне работы?

Саша: Я часто бываю на репетициях и гастролях с Maru и «Бумбокс», но ребята вытягивают меня на чашечку кофе в основном по рабочим моментам, да и после концертов — своих или наших друзей — мы не упускаем возможности потусоваться.

Даниил: Я с Соней тусуюсь часто.

Соня: А еще любим «зависать» всей командой, включая стилистов и PR-отдел, у нашего друга Зака, который написал все тексты для One Hundred.

Какая музыка чаще всего служит для вас неким референсом? Есть ли что-то, что служит идеалом для вас в плане музыки и чего бы вы хотели достичь?

Даниил: Мы стараемся отслеживать все новинки, которые быстро взлетают. Когда ты музыкант, ты чаще всего сразу слышишь, «зайдет» этот артист или нет. Я, например,  вдохновляюсь новой школой хип-хопа, а Соня знает все новинки зарубежного попа.

Музыкальное guilty pleasure каждого из вас?

Даниил: У меня это «Гости из Будущего»

Соня: Оля Бузова, признаюсь честно. 

Саша: Владимир Кузьмин.

А что слушали в детстве?

ДаниилPink Floyd (спасибо отцу), Fatboy Slim, Chemical Brothers (спасибо брату).

Саша: Guns N’ Roses, Pearl Jam, Faith No More.

Соня: Мне стыдно за песни из сериалов «Мятежный путь», «Кадеты», а повлияли — Крейг Дэвид, Джордж Майкл, Jamiroquai.

А какая музыка или какой музыкант стали для вас главными открытиями в последнее время?

Соня: Childish Gambino (подробнее о нем читайте здесьприм. DTF Magazine) не перестает удивлять тем, что он не просто музыкант — у него во всем перформанс и глубокий смысл.

Даниил: Jorja Smith, Vince Staples, Greyhaven, Cream Soda.

Саша: Я влюбился в Thundercat и Jorja Smith.

Какие самые запоминающиеся концерты, на которых вы были?

Даниил: Есть два концерта, которые сильно повлияли на меня. Это Deftones в 2014 году и «Кровосток» в том же году. А лучшая вечеринка была в Ивано-Франковске — афтерпати на «Porto Franko» с Tommy Cobre.

Саша: Animals as Leaders.

Соня: Концерт Swans. Ходила с папой, он у меня фанат. Это не моя музыка, но впечатлило!

А на какой музыкальный фестиваль или на концерт какого артиста вы мечтаете попасть?

Cоня: Мы мечтаем попасть на Coachella и услышать там себя. Ну, и Кендрика хочется этим летом услышать на любом европейском фестивале.

Если вы, как и группа The Erised, любите весело проводить время с друзьями и вместе добиваться успеха, побеждайте в отборочных играх турнира по настольному футболу «GRANT’S KICKER» в своем городе и отправляйтесь на финал в Киеве. Все подробности – по клику на таблицу. #standtogether


Видео – Максим Малиновский, Максим Тархов
Иллюстрации и коллажи – Максим Тархов, Евгений Шилов
Фото Александра Люлякина на коллаже  Игорь Фомин

Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook, Twitter и Telegram
Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку на сайте

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Владимир Волощук