Украинки на пике. Четыре истории любви к горам

Share

Украинские альпинистки рассказывают DTF Magazine о восхождениях на главные вершины мира (даже в 70 лет), как после этого изменилась их жизнь и о чем можно мечтать после Эвереста

Ирина Галай

 Первая украинка, взошедшая на Эверест, занимается альпинизмом около 4 лет, работает директором по развитию в нефтяной компании

«П ервый поход в горы я проспорила своему сотруднику, и он отправил меня на Казбек. Тогда я впервые поняла, что такое подниматься на вершину и как пользоваться снаряжением. Я каждый день кайфовала от происходящего. У меня было хорошее самочувствие, в отличие от других членов экспедиции, которые страдали от головной боли, слабости и банально не могли продвигаться дальше.

После Казбека я налегке взошла на Килиманджаро. Тогда я поняла, что мой организм способен быстрее приспосабливаться к горному климату, нежели у других. Если бы мне было хотя бы наполовину так плохо, как другим, я бы никогда этого не делала.

К первому восхождению я специально не готовилась. Ходила в тренажерный зал, но с активными походами в горы поняла, что суть тренировок заключается не в накачке мышц, потому что на высоте мышечная масса уходит в первую очередь. Для гор нужно сушиться и выбирать тренировки, развивающие выносливость, стабильное дыхание, например кроссфит.

Принятие и любовь

К сожалению, занятия альпинизмом я выбрала для себя поздно. Случись это раньше, можно было бы удивить своими способностями не только Украину, но и другие страны — показать, на что способны украинки. Мой розовый ледоруб — доказательство того, что, несмотря ни на что, девушкам место в горах.

Альпинизм завел меня сразу, несмотря на все его сложности и то, что он сильно бьет по здоровью. В основном страдают позвоночник и колени. До сих пор восстанавливаюсь после рюкзака весом 60 килограммов, ведь фактически я несла на себе еще одну себя. В этом виде спорта есть все: физические нагрузки, вызов себе, сила воли, выносливость. Нужно много разговаривать с собой и убеждать себя, что ты можешь. Горы сильно меняют людей, особенно когда ставишь цель и добиваешься ее. 

Процесс восхождения — уже победа. И для меня вершина — это, скорее, подарок за то, что все правильно сделала. Можно обойтись и без этого, если что. Ведь каждая гора — опыт. И в этом плане мы очень молоды.

Ирина Галай на Эвересте

Конечно же, бывает сложно, но это вопрос самодисциплины. Допустим, я не могу позволить себе ныть в экспедиции, хотя порой очень хочется. Но я первая украинка, которая взошла на Эверест, и должна своим примером показывать, что трудности нужно преодолевать. Я чувствую ответственность перед теми девчонками, которые поднимаются с нами. Я должна подавать им пример.

Жизнь после Эвереста

Понимаю, что после Эвереста люди стали по-другому смотреть на меня. Если раньше я была просто Ирой, которая работает в нефтяной компании и выглядит как большинство девушек, то теперь я Ира, которая была на Эвересте. Кто-то восхищается, а кто-то недоумевает. «Зачем тебе это?», — это вопрос, который я слышу чаще всего.

Я недоумеваю, когда люди ничем не занимаются или же не рискуют. От чего они ловят кайф? От еды, алкоголя? Я думаю, этого мало. Я нуждаюсь в адреналине и, когда его не хватает, ищу его в активных видах спорта.

Кто-то говорит, что это болезнь и даже хуже, чем наркотики. Однако я постоянно на позитиве, радуюсь. Без этого я сойду с ума.

На моем счету около десяти вершин. За последний год я поднялась еще на три. Если бы было время, ходила бы от вершины к вершине. Хотелось бы еще раз подняться на Джомолунгму, но уже со стороны Непала и без кислорода. Иначе мне неинтересно». 


Оксана Литинская

Работает финансистом, к конце девяностых переехала с мужем из Львова в Лондон и вместе ходят в горы. Планируют попасть в Книгу рекордов Гиннесса

«Ф актично моєю першою мандрівкою в гори став похід з «Пластом» у 1991 році на гору Шпиці під час серпневого путчу. Мені тоді було років 15-16. І, певно, звідти почалася любов до гір. А бажання ходити у високі гори з’явилось у період midlife crisis. Дехто в цьому випадку купує дорогі авто, заводить коханок або ж робить щось екстремальне. Ми з чоловіком обрали останнє.

Почали амбітно, вибрали найвищу гору, на яку можна піднятись без спеціалізованого обладнання — Аконкаґуа. До сходження готувалися рік. Ходили в Альпи з досвідченим гідом, який нас навчив, як користуватися кішками, льодорубами та як себе поводити під час природних небезпек. Ми піднялися на вершину в останній день 2013 року. Це була пам’ятна дата, і ми були єдиною групою, яка встигла зійти. Усіх інших через сильні вітри евакуювали.

У гори ми з чоловіком ходимо разом, і це допоміжна річ як у самих мандрівках, так і в подружньому житті. Так ми запобігаємо grow apart у наших стосунках, коли близькі люди починають віддалятись одне від одного.

Своевременный урок

Із упевненістю можу сказати, що гори — не для всіх. Для цього треба бути витривалим як фізично, так і морально.

Якщо говорити з жіночої перспективи, то мені гори додали впевненості в собі. Особливо цінно ламати концепції, що чоловіки можуть більше, ніж ми. Думаю, що для багатьох жінок це відчуття дуже важливе.

У горах страх приходить тільки тоді, коли небезпека зовсім поряд. Під час сходження на Монблан ми йшли у зв’язці по дуже стрімкій і вузенькій поверхні. Мій чоловік, Денис, ішов позаду. Він невдало поставив ногу, зачепився за спорядження й почав падати. Я стала зарубуватись, але через брак досвіду зробила це неправильно. Він на все життя запам’ятав, як я вилетіла, немов корок від шампанського, до гори й перелетіла через нього. Цей випадок для нас був як wake-up call, і ми усвідомили, які небезпечні гори. Це був вчасний урок. 

Гора Денали на Аляске

Подготовка и курс на Книгу рекордов Гиннесса

Зазвичай ми плануємо сходження завчасно. Тренування ділимо на фізичне та технічне. Я створюю календар хоча б на рік уперед, а то й більше. Визначаємо, які вихідні ми відводимо для тренувань та які тижні ми вирушаємо на тренування в Альпи.

Проте в нас різні вподобання в готуванні. Я маю більш науковий підхід. Нині читаю книжку, написану альпіністами, — Training for the New Alpinism. Це така собі біблія тренування. Я мушу ґрунтовно підходити до тренувань, бо я невеликого зросту — 160 сантиметрів, а мій чоловік — 188 сантиметрів. Тож якщо з ним щось станеться, мені складно буде йому допомогти. Через це я намагаюся бути в якомога кращій формі.

Наша мета — бути українською парою, яка б піднялася на всі верхівки семи континентів світу («Клуб семи вершин»).

Ми зійшли на чотири з семи, разом з Косцюшко. Були на Ельбрусі, Деналі та Аконкаґуа. Наступного року йдемо на Кіліманджаро з нашою донькою, де хочемо зіграти найвищий волейбольний матч. Мій чоловік уже подав заявку до «Книги рекордів Ґіннесса». Щоб утілити задумане, я збираюся здобути нову професію — волейбольного судді. Відповідно до умов «Книги», кількість учасників, які мають зафіксувати матч, має бути близько десяти. А зіграти можна й два на два.

У 2019-му плануємо зійти на Еверест. Чоловік розпочав блог-щоденник Everest Fitness, де описує свої тренування. Думаю, що найближчим часом розпочну вести українськомовну версію». 


Дарья Душечкина

 Впервые поднялась в горы 3,5 года назад, взошла на 4 вершины мира
и не мечтает об Эвересте. Работает телеведущей 

«А льпинизмом начала заниматься случайно. Просто попробовала ходить в горы, и мне это пришлось по душе. Я любитель, но к восхождениям готовлюсь основательно. Первой горой стала Килиманджаро. Тогда это было на пределе. Поэтому я начала тренироваться и ходить в секцию, чтобы получить достаточный уровень подготовки. Хотя в детстве была болезненным ребенком и не отличалась спортивностью.

Подготовка и планирование

Мой организм хорошо адаптируется к высоте и хорошо усваивает кислород. Но все же физически это тяжело. Порой хочется просто лечь и умереть (смеется). И когда ты не представляешь, как еще несколько часов идти дальше, приходит первое правило альпинизма: нужно сделать еще один шаг и еще один. И так, через несколько десятков тысяч шагов, вы придете.

Восхождения я планирую, как правило, за полгода: тренируюсь, готовлюсь, каждый день думаю о походе, — и мало что может заставить меня изменить мои планы. В этом году, например, вместо джаз-фестиваля North Sea Jazz Festival в Роттердаме я улетала в Киргизию на пик Ленина. Хотя я очень люблю музыку, а это один из самых крутых фестивалей в своем роде.

Быть человеком с большой буквы

В горах все становится малозначимым, отпадает вся социальная грязь и шелуха. Наступает момент, когда нужно быть, а не казаться. Становишься честнее сама с собой. Безусловно, мне приятно, когда мои близкие люди думают обо мне хорошо, но это перестало быть таким важным. Теперь мне важно, чтобы я чувствовала себя настоящей.

В горах нет легких ситуаций, это испытания каждый день. И происходит это на всех уровнях, даже на бытовом. Вы одновременно должны быть профессионалом, человеком с большой буквы — и при этом с высоким уровнем моральных качеств.

Здесь невозможно ставить свои амбиции выше человеческой жизни. И если есть люди, которые переступают через тела тех, кто нуждается в помощи, — это преступление.

Я обеими руками за романтизацию горной темы, и с опытом все чаще появляется возможность наслаждаться красотами и местностью. Но я категорически против выражения «покорить гору». Чем чаще поднимаешься, тем лучше начинаешь понимать всю кухню восхождения, насколько это сложно и непредсказуемо. Ведь одна и та же гора с разницей в несколько дней может быть как ласковой и пушистой, так и снежным, зубастым демоном, который вытрясет из вас всю душу и в лучшем случае оставит в живых. И как люди представляют себе покорение этого чудовища? Это невозможно! Оно просто или пускает вас в конкретный момент, или же нет. И физическая форма не гарантирует успешного восхождения, она просто приближает вас к такой возможности. Но если будет плохая погода, то не зайдет никто: ни я, ни Месснер, ни покойный Ули Штек.

Альпинизм — это мужской спорт, и мне неоднократно пытались напомнить об этом. Поначалу на меня смотрели искоса и с предрассудками, что якобы блондинка, телеведущая, человек из лакшери-бизнеса — и тут альпинизм. Но спустя время стали смотреть иначе.

Фото: Тарас Поздний

Большие горы — большие деньги

Если говорить о больших вершинах, то пока на моем счету Эльбрус (высшая точка Европы, Россия), Аконкагуа (высшая точка Америки, Аргентина), Килиманджаро (высшая точка Африки, Танзания) и пик Ленина (высшая точка Центральной Азии, Киргизия — Таджикистан) и Ушба (одна из вершин Большого Кавказа и один из самых сложных четырехтысячников в мире). Но есть и другая сторона. Большие горы сопряжены с большими финансовыми затратами, и очень часто люди не могут позволить себе частые выезды на высокие горы. Самые бюджетные восхождения — это Казбек и Эльбрус. Если, конечно, никого не смущает поездка в Россию.

Бюджет делится на три сегмента: дорога, экипировка и плата за попытку восхождения. Вопрос цены проезда зависит от вида транспорта, экипировки — от того, где вы ее возьмете (если покупать, выйдет дороже, брать в аренду — дешевле, попросить у друзей — бесплатно). Еще один нюанс — это разрешение на восхождение от местных властей, которые формируют цену. Цена подъема на Аконкагуа в зависимости от сезона колеблется в пределах 700—1000 $. Диапазон цен на своего рода ваучер широкий — от 100 баксов до 10 тысяч. И третья составляющая, основная — это непосредственно инструктор, который будет сопровождать вас в горах. То есть можно думать о достаточно серьезном восхождении с бюджетом в 1000—1500 $.

Об Эвересте не мечтаю. Я мечтаю о других восьмитысячниках. О каких именно — это тайна. Потому что я отношусь к ним с таким уважением, что упоминать их имена всуе, мне кажется, кощунственно (смеется). Расскажу о них, когда пойму, что могу. Пока что могу семь тысяч».


Анастасия Дойникова

Пенсионерка, мастер спорта по лыжному спорту. Впервые поднялась на высокую вершину в 70 лет, 14 раз пробежала «одесскую сотку», мечтает о восхождении на Айленд-пик

«Я родилась и жила на Крайнем Севере, недалеко от Магадана, где вокруг были горы. Еще в студенческие годы начала заниматься лыжным спортом, стала мастером спорта. Когда переехали с родней на материк, стала больше бегать, но лыжи и походы в горы не бросила. С 1972 года ходила в Украинские Карпаты и Крым. Теперь в Карпаты хожу три раза в год, вожу родственников, друзей и знакомых. Стараюсь как-то заинтересовать этим видом спорта.

По образованию я учитель начальных классов. Также работала преподавателем физкультуры, инструктором лечебной физкультуры и массажистом. Теперь я обыкновенная пенсионерка — уже больше 26 лет.

Свое первое серьезное восхождение совершила на Эльбрус, когда мне исполнялось 70 лет. Так я закрепила все свои предыдущие знания.

Чтобы ходить в горы, приходится экономить. Добираюсь на электричках, перекладными. В летнее время в походах живу только в палатке, еду беру с собой. В прошлом году мои расходы частично покрыл спонсор, и на свое 75-летие я поднялась на Казбек.

Физическая подготовка и возможности

В горах нужно много носить на себе — около 30 килограммов в течение 912 часов в день. И слава богу, пока что справляюсь. Я все для этого делаю. С 1980 года в основном сплю на полу, регулярно тренирую спину. Иногда стараюсь брать такой минимум, чтобы лишней иголки не было. В горах никому не бывает легко, просто одни умеют терпеть, другие — тренироваться, а третьи, благодаря силе воли, проходят дистанции.

Высокие горы — не для всех, зависит это и от физической предрасположенности, от объема легких. Ведь взойти даже на Говерлу в состоянии не все. Но если человек долго занимается этим, то у него уже не возникает проблем с дыханием и потреблением кислорода. Память фиксирует восхождения.

Если все правильно спланировать, поход будет удачным. Хотя как-то в июле нас дважды накрыло снегом, несмотря на то, что мы были подготовлены. Но снег под два метра в июле — это, конечно, интересно.

После возвращения из гор энергетической подпитки мне хватает где-то на полгода. Они вдохновляют и физически тренируют. Я когда вернулась с Казбека, через две недели пробежала 10 километров за 49 минут. На моем счету уже 14 стокилометровых забегов и 4,5 килограмма медалей.

Горы — это подготовка к большим соревнованиям. К тому же это эстетика и выносливость.

Ежедневная активность и мечты

В повседневной жизни я катаюсь на роликах и велосипеде. Ежедневно уделяю внимание бегу. Иду тренироваться при любых обстоятельствах, но выделяю и время для восстановления организма, это очень важно. Теперь готовлюсь к весеннему заезду — 100 километров поеду, а не побегу. Специально для этого один украинский телеканал подарил мне новый велосипед.

Мечтать о Джомолунгме (Эвересте) мне уже не позволяют годы, да и финансы. Где ж мне найти 150 тысяч долларов, чтобы оплатить себе экспедицию? Да и физически не хочется подвергать опасности всю группу, с которой я буду идти.

Однако на мое 80-летие тренер все же планирует найти спонсора и подняться на Айленд-пик. Хочется доказать, что и в 80 лет можно ходить высоко в горы. Но конечно же, Айленд-пик мне тоже не по карману. Не могу позволить себе купить даже новый рюкзак на 65-70 литров (такой украли у меня на забеге в Кременчуге), что ж тут говорить о походах стоимостью в несколько тысяч долларов?

Люди, безусловно, смотрят на меня с восхищением и, наверное, с какой-то долей зависти. Россияне даже на кинопленку меня записали, когда мы поднимались на Эльбрус. А однажды попросили паспорт показать, так как никто не верил, что в таком возрасте можно еще подниматься на вершины».


Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook и Twitter.
Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку внизу страницы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Анна Чуданова